Your gift keeps on giving (с)
На Дориате, если будет Дориат, Кэлон уже не появится - проект большой, на таком у главмастера будет много дел. Поэтому, публикую историю этой девицы, чтобы было понятно, что с нею сталось после плена.

Кэлон так и не присягнет Куруфинвэ. Она никогда не забудет, что в момент, когда ее вместе с куском дружины отсекли от основного войска Куруфинвэ, он, ее лорд, тот, за кого она умерла бы, не раздумывая, не попытался прорваться к ним на помощь. Питьяфинвэ, Майтимо - но только не Куруфинвэ. Он не сделал ничего. Просто выпустил ее из рук, как выпускают оброненную в воду вещь.
Когда же Кэлон вернулась, он был первым из лордов, кто перехватил ее. Но почти сразу ушел, оставив ее с Тирвэндлэ и Тьелкормо.
Когда же, уже позже, в Оссирианде, она завела разговор об этом, он сказал примерно так: "Ты готова была пожертвовать собой ради меня, но как и все остальные, кто тоже жертвовал ради меня жизнями."
"Лорд, но никто не пошел тогда с тобой. Только я".
"Да", - просто ответил он.
И все.
Вот тут Кэлон поняла, что поступок в отоношении Лютиэн все же изменил Куруфинвэ. И это уже не тот лорд, за которого она когда-то могла отдать жизнь. Для этого Куруфинвэ существует понятие полезности. Но не привязанности. Информации. Но не чувства. Так ли иссушен Майтимо? - спросила себя Кэлон. Лорд Макалаурэ? Нет.
Через несколько недель пребывания в Оссирианде, едва оправившись от полученных в плену ран, Кэлон присягнет в верности Майтимо. Потерявшему крепость, любимого друга и какую бы то ни было надежду. Бледному, молчаливому Майтимо. Рыжему лорду.
Потому что лорд. Все же. Должен. Оставаться. Эльда.

Стоит только отметить, что я по жизни потеряла гербовый медальон, который Куруфинвэ подарил Кэлон тогда на Химринге. Занавес, господа.